Майкл Петтис пересматривает 12 прогнозов по Китаю

В 2006 году я начал составлять прогнозы, основанные на том, что, как я полагал, было необходимым и логическим этапом развития модели экономического роста Китая. Некоторые из этих прогнозов казались довольно нелепыми, особенно аналитикам Китая (китайским и зарубежным), которые мало что знали об экономической истории или других развивающихся странах, однако многие из них проявили себя с хорошей стороны.

Так как все больше и больше аналитиков начинает понимать ограничения модели экономического роста Китая, полагаю, было бы полезно составить список этих прогнозов, чтобы получить представление о том, что может произойти. Вероятно, мое пари с The Economist заставило меня отказаться от осторожности, поскольку умный экономист никогда не озвучивает свои предсказания, однако вот они:

1. Китай станет последней крупной экономикой, которая выйдет из мирового кризиса. Мой основной аргумент: мировой кризис был вызван необходимым отказом от дисбаланса мировой торговли и капитала, который возник за последнее десятилетие. Можно сказать, что страна оправилась от кризиса только после того, как решен этот лежащий в основе дисбаланс.

Поскольку вклад Китая в мировой дисбаланс заключается в чересчур высокой норме сбережений, Китай не сможет оправиться от кризиса до тех пор, пока его норма сбережений не понизится до более разумного уровня. Разумеется, с 2007-2008 гг. начался обратный процесс, так как Пекин углубил внутренний дисбаланс, чтобы сохранить высокие темпы роста. Однако без внушительного долгового потенциала так долго продолжаться не может. Полагаю, вполне очевидно, что в последующие несколько лет Китаю придется обратить внимание на этот вопрос и снизить высокую норму сбережений. Только после этого можно будет сказать, что Китай оправился от кризиса. На это может уйти десятилетие или даже больше.

2. Доля потребления в ВВП Китая продолжит стоять на месте или снижаться, пока страна не откажется от выбранной модели экономического роста. Под «отказом» от модели я подразумеваю необходимость аннулирования перехода от сектора домашнего хозяйства к субсидированию высоких темпов роста.

На самом деле, второй прогноз является продолжением первого. Об этом еще слишком рано говорить, но 2012 год может стать первым годом, когда рост потребления опередит рост ВВП. Тем не менее, такая ситуация возможна только в том случае, если рост ВВП станет намного ниже ожидаемого, скажем, менее 7%. Пока темпы роста ВВП превышают 7%, не стоит и говорить о ребалансе потребления.

3. Хотя существовала масса факторов, с помощью которых можно объяснить быстро растущий ВВП и снижение доли потребления, в конечном итоге ключевым фактором остаются меры финансового давления. На признание этой точки зрения ушло много лет, но теперь всем ясно, что меры финансового давления лежат в основании проблемы Китая. Отсюда недавние скандальные нападки премьер-министра Вена на банки. С моей точки зрения, понадобится еще не менее одного-двух лет, прежде чем мы заметим реальную либерализацию процентных ставок.

Помните, что чем выше долг, тем тяжелее повышать процентные ставки, и чем больше времени понадобится на их повышение, тем выше станет долг. В конечном счете, я полагаю, финансовые репрессии исчезнут не под воздействием увеличения номинальных ставок, а в результате спада роста ВВП (помните, что размер налога финансовой репрессии – это разница между ростом номинального ВВП и номинальной процентной ставкой).

4. Большинство инвестиций распределяется неправильно, однако это вовсе не является некой характерной чертой китайской экономики. Скорее это фундаментальное требование функционирования системы. Хотя некоторые экономисты по-прежнему не согласны с тем, что инвестиции – это просто массовое выбрасывание денег на ветер, я считаю, на данный момент это стало настолько очевидным, что просто нет необходимости тратить время на доказывание данной точки зрения. Люди реагируют на побуждения, и за последнее десятилетие сформировалась устойчивая мотивация вкладывать крупные суммы денег в различные проекты независимо от результата. Было бы удивительно, если бы такой подход не привел к пустой трате крупных сумм денег.

5. Долг растет с невероятной скоростью, и уровень долга станет непосильным еще до окончания десятилетия. Этот прогноз вытекает из предыдущего пункта: если инвестиции приводят к образованию долга и представляют собой выбрасывание денег на ветер, то по определению долг должен расти в невероятной скоростью, т.е. быстрее, чем возможности его погашения.

За последние три года предупреждение о растущем долге воспринимает всерьез все больше людей, особенно после того как Виктор Ших подсчитал внутренний долг страны в конце 2009 года. По-прежнему существуют определенные разногласия касательно устойчивости долга, а некоторые аналитики, например, Артур Кребер из Dragonomics и ребята из The Economist, говорят, что у Китая нет серьезного долга или проблемы чрезмерных инвестиций. В любом случае, я считаю, что через один-два года уже ни у кого не будет сомнений, что модель экономического роста Китая ведет к появлению невероятного долга, и что мы быстро приближаемся к границе.

6. Когда проблема долга будет выявлена, активные попытки Пекина решить ее будут тепло восприняты аналитиками, однако станут совершенно неуместны, ведь это системная проблема, а не конкретная. Это заявление связано с предыдущим пунктом. Дело в том, что действия отдельных заемщиков никак не могут спровоцировать проблему долга. Может быть, речь идет о системном увеличении, которое не может быть остановлено до тех пор, пока Китай придерживается существующей модели экономического роста? Если заметен высокий рост ВВП, скажем, более 6% или 7%, то долг внутри системы должен расти с невероятной скоростью.

7. Приватизация, запретный вопрос в приличном обществе, станет горячей темой обсуждения к 2013-2014 гг. Я объяснял, почему, в своих недавних постах.

8. Так как высшие должностные лица постепенно осознали проблему модели экономического роста и опасность кризиса, назрел заметный политических раскол между теми, кто требовал быстрой реорганизации, и теми, кто хотел сохранить контроль над ресурсами. Проблема заключается в том, что сохранение существующей модели экономического роста вызовет долговой кризис, а отказ от этой модели приведет к более низкому росту и, что еще важнее, к еще более низкому росту в отношении активов государственного сектора. Многим политикам довольно сложно принять все это. Как результат, в ближайшие несколько лет произойдет еще больше политических конфликтов.

9. Долг китайского правительства будет продолжать раздуваться весь остаток этого десятилетия. Приватизация – наилучший способ перенести активы из государственного в частный сектор. Еще большего эффекта можно было бы добиться, если бы доход от приватизации был использован для погашения долга, однако по причинам, приведенным выше, осуществить все это чрезвычайно сложно. Как результат, накопление долга и поглощение государством долга частного сектора затянется на многие годы.

10. Если перенос не состоится, средние темпы роста ВВП Китая упадут до 3% в течение 2010-2020 гг. Возвращаясь к пари с The Economist, это один из тех прогнозов, которые по-прежнему не нашли сторонников. The Economist (и многие другие) по-прежнему считают, что темпы роста Китая превратят его в крупнейшую экономику мира до конца десятилетия. Однако восстановление баланса китайской экономики требует значительного снижения роста, поскольку довольно трудно заставить цифры работать, когда уровень роста превышает 3%. Между тем, если я ошибаюсь, и темпы роста Китая в этом десятилетии заметно превысят 3%, то мое «потерянное десятилетие» значительного снижения роста произойдет через два десятилетия.

11. Если Китаю удастся восстановить баланс экономики и снизить темпы роста ВВП, то снижение темпов роста доходов домохозяйств будет минимальным. В этом случае страна избежит социальной нестабильности. Политический риск обусловлен нестабильностью. Другими словами, фракционные разногласия не закончились ситуацией в Чунцине. Они будут продолжаться.

12. Цены на непищевые продукты рухнут в ближайшие три-четыре года. «Рухнут» – недостаточно сильное слово. Доля мирового спроса Китая на такие товары, как железо, цемент, медь и т.д., абсолютно не соответствует его размеру и практически полностью связана с непомерно высокими инвестициями страны. Когда рост объема инвестиций резко снизится (к чему все и идет), мировой спрос на непищевые продукты упадет.

Источник: zerohedge.com

Поделиться

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожее:

категория: Аналитика, Инвестирование

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы комментировать.